?

Log in

Вспоминая 2016 год

Зима.
Первые дни этого года мы с Катей провели, путешествуя на машине по Финляндии. Мы начали наш путь из Москвы, заехали в Питер на одни день и потом направились к город Эспоо недалеко от Хельсинки. В первый же день нам повезло оказаться в большом спортивном баре и болеть за молодежную сборную России по хоккею в финале чемпионата мира. Мы заехали в удивительный музей науки. Были в городе Порво. Пробирались через заснеженные дороги и видели зайца в черте города. На обратном пути мы посетили Выборг, а в Петербурге прослушали замечательную лекцию про Петропавловскую крепость. Потом мы вернулись в Москву, я начал усиленно писать диссертацию и скоро уехал в командировку в Швейцарию. Не уверен точно, но кажется мы были в этом году перед моим отъездом в нескольких подмосковных усадьбах. В Швейцарию я летел через Амстердам и побывал в легендарном музеи Ван Гога.

Весна.
Я продолжил писать диссертацию. Начал кататься на горных лыжах и побывал на трех разных склонах во Франции. Также посетил Швейцарский салон автомобилей, где посидел в новых импрезе и 911.  В середине весны я вернулся в Москву и мы ездили с семьей на рыбалку. Первый раз в жизни я поймал по-настоящему крупную рыбу.

Лето.
Я снова прилетел в Женеву и сразу отправился в Швецию на крупнейшую конференцию по физике частиц с постером по диссертационной теме: "Ассоциированное рождения Z бозона и двух фотонов в эксперименте ATLAS". В Швеции я встретился со своим университетским другом и мы ездили в Данию в Копенгаген. Кроме этого я познакомился с теоретиками из моей области исследований, послушал органный концерт. Возвращался я через Бельгию и в Брюсселе посетил музей музыкальных инструментов. В голове осталось незабываемое впечатление от огромных залов одновременно тихих (ведь на инструментах никто не играл) и шумных от музыки, которую играло воображение лишь только от взгляда на фортепьяно или скрипку. Хорошей идей было обзавестись при входе аудио гидом, который помогал воображению.

Когда я вернулся в Женеву, из Москвы прилетела Катя в отпуск. В этот момент на работе мы приступили к тестированию новой геометрии радиаторов переходного излучения для трековых детекторов. В первые выходные мы успели съездить в Гренобль. Во вторые выходные мы уже летели в Париж. В Париже кажется была целая маленькая жизнь: выставка музея Орсе и, конечно, Эйфелева башня, а еще я впервые попробовал традиционный рамен с побегами бамбука, теперь буду всегда просить его не добавлять. На следующие выходные мы на машине доехали на набережной Средиземного моря в Италии. В последние выходные ее отпуска мы летали в Бордо, где карабкались по песчаной дюне на берегу Океана. Это была моя первая встреча с ним.  А еще мы успели побывать на джазовом фестивали в Монтре и рок фестивале в Палео. Я наконец увидел одну из своих любимых групп M83 вживую. Волшебное было время. В конце лета  я вернулся в Москву и приступил ко второй части диссертации.

Осень.
В сентябре я летал в Казань на еще одну конференцию, где делал доклад о выполнении задач по обработке Больших данных на суперкомпьютерах. Из Казани я на машине добрался до своего деда в Лениногорск. Не видел его целый год. Мы посмотрели фотографии, повспоминали мое детство.

В начале октября была третья конференция по физике высоких энергий в моем институте, где я делал доклад про трековый детектор переходного излучения в эксперименте ATLAS и даже засветился в местном орг. комитете. Еще мы затеяли с Катей ремонт всей квартиры. В середине октября мы отправились на машине вокруг Ладожского озера. Посетили крепость Орешек, мраморный каньон, желтые водопады и много что еще. На обратном пути побывали в обновленном музеи крейсера Авроры. В конце октября я снова улетел в Швейцарию дописывать последнюю необходимую статью для диссертации и готовится к предзащите в декабре. Здесь я успел побывать на ежегодной ярмарке вина и впервые за многие годы посмотреть балет и оперу.

И снова зима.
Смотрели с братом и Катей замечательный спектакль Табакова «Ювелир».  Ближе к Новому году Катя улетела в Иерусалим на фестиваль «Медленного чтения». А перед самым боем курантов мы закончили основной ремонт: стены, потолок и пол – приготовили на новой кухне салаты и вместе с ярмарочным шампанским проводили этот замечательный год.
 
В моей голове целый рой людей, мест и событий, про которые я не упомянул, но думаю этот интервал под названием 2016 был самым насыщенным, интересным и продуктивным годом в моей жизни. Некоторый фотографии из наших путешетсвий можно увидеть у Кати в инстаграме https://www.instagram.com/kattynuts/

Подъемный кран

Наши поступки как подъемный кран. Они тянут изнутри нашу сущность на поверхность, чтобы каждый мог возвести дом под себя. Наши слова как веревки, цепляющие на глубине правильные ящики и блоки. Находятся такие, кто неправдой достает тонны материла, но выстроенные из него замки рассыпаются в скором времени. Хуже приходится тем, чьи слова расходятся с делом. Нет применения в этом мире той сущности, которую обретают они в итоге. Но случается, что человек долгое время поднимает со дна лишь тяжелые слова, которая во время так и не были произнесены.

Перед сном

Люди живут в моей голове. Кто-то прописался там с самого рождения, кто-то пришел со временем. Есть те, кого я ни разу не видил, есть те, кто даже не существует. Там много родных и друзей. Есть те,  кто успел умереть, но они все еще в моей голове.

Когда становится одиноко, я придумываю новых людей, места, события. Сейчас мне начинает казаться, что все они продолжают жить где-то там уже после того, как я перестал с ними говорить или смотреть на них. Может в этом во всем есть смысл? Такой же глубокой как в едином разуме.

Я думаю в любой науке прежде всего надо обращаться к пределам, например, к скорости света. Отчего в нашей вселенной нельзя перемещаться быстрее? Что за скрывается за этим пределом? Может ли сознание поражденное внутри этого предела взглянуть вне? Я не говорю про банальные вещи вроде перейти гору и увидеть новую долину. Есть законы природы, как бы глубоко мы их сейчас не понимали, они работают по определенным правилам с определенной погрешностью. Нам жить с цифрой в 300 тыс.  км/c, но существует ли возможность выйти за рамки этих законов или же до самого конца так и придется иметь дело с этими значениями.

Время и человеческий язык.  Я раньше не думал о том, чтобы соединять эти понятия. Слишком ничтожен интервал существования человека с точки зрения времени. Но что, если человек лишь один из инструментов для извлечения смысла, тогда его язык, все языки мира, древнее чем планета Земля. Язык должен иметь такой же возраст, что и книга, которую мы читаем. А может даже его возраст больше, чем наша вселенная. Наша всленная всего лишь один из редких диалектов в гораздо большей структуре.

И пока все эти вопросы крутятся у меня в голове, я совсем не могу спать. 

Tags:

when you really want a result

Третью неделю работаю по 15 часов в сутки. Это я к тому, что простите меня все, с кем не смог пересечься, созвониться а может забыл поздравить, с забытым мной по неосторожности, праздником.
Просто сейчас такой момент, надо вкалывать.  

Метафоричный мир

У нас тоже выпал снег, правда, только в горах. С самого утра дождевые облака натыкаются на снежные пики и разбегаются в недоумении, открывая солнцу путь на поверхность. Свет отражается от снега и летит на разноцветные виноградные поля и в окно моего офиса.

Реальность происходящих событий ускользает, замещаясь бесконечными метафорами. Почти достроенный песчаный замок оказывается небольшой копией того, во двере которого рассыпан этот пляж и море. Если приглядеться, то на горизонте можно увидеть его окружные стены. Те стены, которые возводились незаметно вместе с миниатюрной копией под ногами.

Я слушал вчера фортепьяно с друзьями на последнем пятом этаже, куда вела винтовая деревянная лестница, и были окна в дождливое небо. Создавалось впечатление, что весь дом является продолжением инструмента. Каждая ступенька вибрировала в такт, и даже свет в старинном лифте как будто подмигивал произведениям Баха.

Все смешалось и переплелось, но скорее было так и раньше. У нас в ЦЕРНе прошла серия лекций на популярные темы. Я послушал про дронов, приносящих в труднодоступные места лекарства, про гравитационные волны и перестроение ДНК. Было еще два очень запоминающихся выступления.

В первом девушка рассказывала про шум в Антарктиде. Про какофонию звуков от нахлынувших людей, которые воспользовались потеплением, чтобы все глубже заплывать на своих громких кораблях в самый тихий уголок нашей планеты. Но удивительнее всего был факт, увеличения порога шума от тающих льдов. Она сказала, что у местных животных почти не осталось радиочастот, чтобы переговариваться. Я постарался представить этот кошмар, эту шумную вечеринку, куда принесли против их воли пару соловьев.

Второе представление заключалось в том, что два пианиста импровизировали напротив друг друга, опутанные проводами считывающими электроэнцефалограмму их головного мозга. В итоге можно было наблюдать, как синхронизируются сигналы в их головах. Удивительное зрелище.

Не могу не сказать, какое большое впечатление на меня произвел последний сезон «Черного зеркала». Здесь слово «сезон» я использую больше в том смысле, как принято называть серию театральных представлений. Я на долгий миг захотел быть в команде людей, живущих вместе с образами из этих коротких фильмов. Нигде я не ощущал такого натурального прикосновения к будущим технологиям.

По сравнению с этим выставка гибридного искусства «Lexus hybrid art», на которую мы случайно попали с Катей в Санкт-Петербурге,  выглядит жалкой рекламой дорогих машин. И пусть я видел большинство экспонатов выставки лишь с фотографий, я откровенно был зол, как они посмели так нагло прикрываться именем замечательного писателя Д. Коупленда, который как я уверен был также разочарован происходящим.

Мир перестал был черным и белым, я обзавелся палитрой и красками, мне даже удалось унести несколько с выставки И.К. Айвазовского в Москве. Последними я рисую самые приятные моменты своей жизни. 

Забытый восторг

Сходив первый раз на балет за последние 10 лет, я открыл для себя, что балет
это ключ из тюрьмы материализма
это пропавшие чувства
это морские волны
это восторг

Как любое настоящее искуство, балет - это жизнь, а точнее одно из ее воплощений, которое до вчерашнего дня было для меня в тени.

Смотрел BA\ROCK в OPERA DES NATIONS.

Имена для вещей

  Мы с Катей даем имена вещам, а еще листьям на деревьях и под ногами. Имена человеческие и не только. Порой мы разговариваем с городами или улицами -  у них чаще всего уже есть свои имена и остается только познакомиться.

- Привет Бордо!
- Привет Кать!
- Как дела?
- Отлично! Спасибо, что заглянула.

  И знаете, от этого в этом большом и живом мире становится действительно интереснее. Это как проникнуть в то самое пространство идей, почувствовать смысл окружающих предметов, событий и настроений. Это как услышать ультразвук. Конечно, во всем в этом материализма чуть больше, чем  воздуха в космосе. Но ведь от этого космос не манит человека меньше.
  Я бы очень хотел облечь эту историю в рассказ о жизни вымышленных персонажей, что так и рвутся из моей головы по утрам, когда я еще не успел очнуться от сна. А еще случается слышать их голоса из затерянного в моем сознании мира в то время как мозг пытается разложить приобретенные за день знания по хрупким сплетениям нервных клеток. Мне даже чудится как иногда очередные нити прогибаются и замыкаются на другие провода у меня в голове. Однако, бывает так неестественно, когда просишь примерить свои переживания незнакомых. Остается писать про себя, про нас.
  Мы путешествуем по миру, раздавая предметам их имена и общаясь с ними. Это веселое занятие. Довольно часто придумывать ничего не нужно - хватает просто назвать фонарь фонарем. Но делать это стоит так, чтобы это забавное во всех отношениях общение было естественным. Вполне возможно, что это всего лишь способ запомнить событие, способ сгладить границу между одушевлённым и нет, а может это что-то из детства, где не было часовых стрелок и говорить разрешалось с кем и чем угодно.
  Иногда бывает сложно с первого взгляда распознать женский или мужской род предметов. Не редко разговор так и не завязывается, небольшая область пространства восстает против нас и наших намерений. Но это нормально, ведь среди людей такое происходит постоянно. Тогда мы извиняемся и двигаемся дальше в одном из случайных направлений, так заботливо подобранных вселенной.
  Однажды мой хороший друг рассказал мне историю про волшебника, которым может стать каждый из нас для близкого человека, а может просто для любого встречного. Я думаю, эти волшебники определено должны жить в мире одушевленных вещей с именами, а еще перемещаться во времени, но это совсем другая история, до которой вполне возможно дотянутся лишь наши поколения.
  Ну вот, я рассказал вам наш маленький секрет, и надеюсь, вы теперь не подумаете, что мы сумасшедшие. Но даже если так, я рад сходить сума именно так. 
В Женеве до конца ноября

наша Карелия

  Город замерзал под осенним ветром и нападающим на него холодным волнам северного озера. Все медленнее текли по его дорогам-артериям автомобили, и трудно было уже вообразить в этих же местах десятки машин с отдыхающими, смешащими на побережье в летний день.
  Но город знал, что мы должны скоро приехать, и ждал. Он защищал стенами домов последние желтые листья на деревьях, будил по утрам экскурсоводов и из последних сил сдерживал холодные тучи, окружающие его в кольцо.
  И мы приехали к нему, чтобы вдохнуть последние ароматы лета, перемешанные с осенними туманами, чтобы найти в опавшей листве затерянный ключ и открыть им мир Ладожского озера, мир Карелии, горных водопадов, пустынных пляжей, теряющихся в облаках маяков и бесконечных дорог.
Спасибо Шлиссельбург, что сохранил для нас эту сказку. Спасибо крепость Орешек, что выстояла блокаду вместе со своими солдатами. За последние дни позади остались уже полторы тысячи километров волшебных открытий. Завтра мы отправляемся в самую северную точку нашего маршрута: Мраморный карьер.

where?

В Москве до ноября

Tags:

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner